25.02.2013

Журфикс Московского дворянского собрания ?Последняя дуэль Пушкина: предыстория и вечность?

 25 февраля 2013 года в Боголюбовском кабинете одноимённой библиотеки состоялся журфикс Московского дворянского собрания «Последняя дуэль Пушкина: предыстория и вечность». Гостем вечера стала пушкинист Татьяна Михайловна Рожнова, давно и скрупулёзно изучающая эту противоречивую тему.

Еще студенткой института культуры она работала во Всероссийском музей А.С. Пушкина на Мойке, 12. Летом - на Псковщине, в Тригорском, сначала — в качестве экскурсовода, потом — научного сотрудника. Позднее на должности заведующей научно-методическим отделом в музее-заповеднике А.С. Пушкина «Михайловское», где проработала несколько лет. И вот в 1997 году в ? 9 журнала «Нева» была опубликована повесть в документах «Северная Аврора». Номер этого журнала давно стал библиографической редкостью.

В конце 90-х годов минувшего века состоялось знакомство Татьяны Михайловны с праправнуком Натальи Николаевны Ланской — Александром Павловичем Араповым. И, как следствие, — благородное желание рассказать и о Пушкинской «мадонне». Накануне 200-летия со дня рождения А.С. Пушкина журнал «Нева» (?? 6–7 за 1999 г.) опубликовал вступление книги о Наталье Николаевне. Книги, которая стала главным делом жизни исследователя. В ней и воплотилось желание нашей прекрасной Петербургской гостьи вернуть вдове национального гения её доброе имя.

Наталья (или Таша, как ее называли родные и супруг) Николаевна Гончарова родилась под гром пушек войны 1812 года: «Она появилась на свет буквально на следующий день после Бородинской битвы». В громкое 200-летие Отечественной войны вошёл и тихий двухсотлетний юбилей избранницы нашего великого поэта. Не передать всех реверансов и ударов судьбы, в которой были клевета, предательство и гонения со стороны самых близких людей. Не только тех, кого Пушкины считали друзьями, но и родных. Общеизвестный факт, что единокровная сестра ее Екатерина была опозорена (фрейлина Государыни на сносях, чего не мог скрыть и корсет) будущим убийцей (да будет предано забвению это имя!), повинуясь страсти, а не только необходимости, вышла замуж за него, став тайным шпионом в доме Пушкиных. Участь Екатерины Николаевны печальна и будучи прекрасной и доброй девушкой она пала одной из первых жертв многоходовой интриги, направленной на устранение нашего духовного лидера силами зла. Таша простила сестру, в этом нет никаких сомнений. Она не могла не простить. Многое, даже слишком многое, понимая и, главное, утверждая делом то, в чем признавалась в своих стихах гениальному супругу.

Ведь и ей самой родные фактически отказали не только в приданом (что считалось недопустимым в обществе), но и в реальной материальной поддержке вдове 25 лет от роду и ее детям по смерти мужа. И если бы не обещание Императора, который дал слово Александру Сергеевичу позаботиться о его семье и сдержал его, Наталья Николаевна пережила бы еще и долгую муку нищетой. А мы нескончаемый стыд не только за неотомщенное правосудием убийство гения, но и угнетение обществом тех лет самых близких и дорогих ему людей. Но Император и его супруга относились к Таше как к дочери, при всем восхищении Николая I её красотой. И в этом у исследователей, включая хранителей камер-фурьерских журналов того времени, нет никаких сомнений. Она умела держать дистанцию в отношениях с людьми. Даже с Императором, не то, что со своими преследователями, искавшими самоутверждения и признания света за счет её внимания.

А что Поэт? Гений не мог быть убийцей, хотя и хотел убить и убить хотел за дело. Но не допустил Бог крови на руках духовного лидера России. В такой логике рассуждения я окончательно убедился в том, что А.С.Пушкин герой нашей общенародной освободительной борьбы. За что и был убит. И пролитая кровь его, кровь мученика за Россию, а не обманутого мужа. Дело народного освобождения живёт в его трудах и наш долг, долг его духовных потомков, утверждать эту правду в мире. Потому что Пушкин и есть Россия.

А. Каплиев