11.10.2013

Человек и механизм

 

11 октября в Библиотеке искусств им. Боголюбова состоялся очередной журфикс Московского Дворянского Собрания. Тема вечера: «Царский фаворит XVIII века: человек и механизм». Гостем журфикса стал историк и писатель, д.и.н. Игорь Владимирович Курукин, прекрасный знаток этой эпохи, автор книг (из серии «Жизнь Замечательных Людей») о Бироне и Артемии Волынском.

XVIII век стал переломным в истории России и роль фаворитов в совершенных нашими предками преобразованиях огромна. Император Петр Великий был уникально работоспособной личностью. Известен факт, что он мог заснуть в любом месте и в любое время всего лишь на 1,5-2 часа и после этого продолжать продуктивно работать, лично подготавливая десятки указов в день. Заданный им ритм не могли поддержать другие правители России. И в том числе этим объясняется появления должности «фаворитов» в чине генерал-адьютантов с целью контроля реализации указов и устных распоряжений. Только генерал-адьютанты имели право транслировать устные приказы Верховного Правителя.

Кто-то из фаворитов был государственными деятелями масштаба Потемкина, а кто-то лишь «входил в случай» (занимал место) и получал ограниченное право на донесение монарху мыслей и идей в часы досуга. Фавориты в России не были исключительно «министрами развлечений» монарха как мадам де Помпадур во Франции, например. При этом им приходилось выполнять и многие государственные задачи и оказывать личные услуги в рамках своей должности. Многие из них по примеру Меньшикова путали личные и государственные доходы и расходы, но без механизма (института) фаворитизма сложно представить Россию в ту сложную эпоху, когда великие Петровские реформы проходили проверку.

Это было время, когда право сильного не было ограничено ничем кроме воли монарха. Но Россия крепла и прирастала землями, в основном трудами выслуживших дворянство по табели о рангах. Благодаря ей у народа была уверенность, что служба Отечеству будет вознаграждена и дети смогут воспользоваться плодами трудов своих предков. В этом была основа здорового имперского куража и самоотверженной уверенности в том, что нет ничего невозможного в деле служения Отечеству базирующиеся на полученном опыте и таких инструментах как боеспособная армия и новая бюрократия. Но не растеряли ли мы сегодня окончательно этот кураж, обосновывающий огромность и разнообразие нашей страны? И не в этом ли кроется причина оскудения России землями и людьми?